28 февраля 2021  03:01 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

 

Послы и поверенные в делах Российской Империи в Великобритании XVIII - XIX век

 

МАТВЕЕВ АНДРЕЙ АРТАМОНОВИЧ

МАТВЕЕВ АНДРЕЙ АРТАМОНОВИЧ

1706-1708


Граф (с 1715) Андрей Артамонович Матвеев (15 августа 1666 — 16 сентября 1728) — сподвижник Петра Великого, в 1699—1715 гг. его постоянный представитель за границей, один из первых русских мемуаристов, автор записок о дворе Людовика XIV. Российский государственный деятель и дипломат. Единственный сын боярина А.С.Матвеева, возглавлявшего Посольский приказ с 1671 г. и Евдокии Григорьевны Хомутовой. На восьмом году пожалован комнатным стольником во дворец; делил с отцом ссылку в Пустозерск и Мезень (1676—1682) и едва не поплатился жизнью во время Стрелецкого бунта 1682 года, когда его отец был убит стрельцами. Если верить его запискам, именно в доме Матвеевых нашли убежище от разъярённых стрельцов Лев Кириллович Нарышкин и другие родственники царевича Петра. Он должен был отправиться в ссылку, но попал в число тех, которые, по стрелецкому рапорту, «не посланы для того, что их не сыскано»Матвеев не принимал участия в военных потехах молодого царя и никогда не был к нему особенно близок. Своим учителям Подборскому и Спафарию он был обязан отличным для своего времени воспитанием, выучил иностранные языки, говорил даже по-латыни. За границей с большим уважением отзывались о его образованности. Под пару Матвееву была и его жена. Приезжавшие в Россию иностранцы одобрительно отзывались о молодом, знатном и учёном муже. К примеру, француз де ла Невилль, называющий Матвеева «мой друг Артамонович», пишет: «Этот молодой господин очень умен, любит читать, хорошо говорит на латыни, очень любит новости о событиях в Европе и имеет особую склонность к иностранцам».

С 1691 по 1693 годы Матвеев воеводствовал в Двинском крае, через который шла вся морская торговля России с Европой, затем в другом крупном торговом центре — Ярославле. После отстранения от воеводства занялся переводом «Анналов»  Барония  (сохранился в рукописи).

По окончании великого посольства (дипломатическая миссия русского царя Петра I Алексеевича в Западную Европу в 1697—1698 годах, своеобразный пролог для его широкомасштабных реформ.)  Матвеев (с Курбатовым) был направлен в 1699 г. в Гагу чрезвычайным и полномочным посолом при Голландских штатах. Иностранцы не скрывали враждебности и презрения к «варварам»-московитам, которые только что были повержены «цивилизованными» шведами под Нарвой. «Жить мне здесь теперь очень трудно… Обращаюсь между ними как отчуждённый, и от нарекания их всегдашнего нестерпимо снедаюсь горестию», — докладывал Андрей Артамонович на родину

Прежде всего ему пришлось защищаться от предубеждений, по-видимому, глубоко укоренившихся в общественное мнение, против русских и их государя. «Правда ли, — спрашивали Матвеева, — что во время пребывания в Голландии царь разбил свой стакан, заметив, что туда налили французского вина?» — «Его величество обожает шампанское». — «Правда ли, что однажды он приказал Меншикову повесить сына?» — «Но это история из времен Ивана Грозного». Такие попытки оправдания не имели большого успеха.

При этом на содержание резидента из казны отпускалось всего 2000 рублей. Несмотря на бедственное финансовое положение, Матвееву удавалось закупать оружие и вербовать на царскую службу иностранных специалистов. Главной задачей его было укрепление международного престижа России. Ему было поручено «распалять злобу англичан и голландцев против шведа», а также надавить на штатгальтера, чтобы тот через своего константинопольского резидента способствовал заключению мира между царём и султаном. Важным итогом миссии Матвеева стало сохранение Голландией нейтралитета в Северной войне. Впоследствии по поручению Петра Матвеев ездил из Гааги в Париж (1705-06) и Лондон (1707-08), предлагая этим дворам выступить посредниками при заключении русско-шведского мира. С французами он пытался договориться об освобождении задержанных торговых судов и о заключении торгового договора (не состоялся), а британцев (соплеменников своей матери) отклонял от признания польским королём Станислава Лещинского, суля королеве «великую алианцыю» (союз). Иностранцы в своей массе воспринимали царского посланника не слишком серьёзно:

В Голландии он напрасно устраивал «первым господам и госпожам» собрания в своем доме, «забавы картами» и «иные утехи»; во Франции ему пришлось убедиться, что «дружба с французами, чрез сладость своих комплиментов, в прибыльном деле малой случай нам кажет»; а английское министерство, по его признанию, «в тонкостях и пронырствах субтельнее самих французов», здесь «от слов гладких и бесплодных происходит одна трата времени».
  Фальшивый орден Подвязки
                                                                        Фальшивый орден Подвязки

Предполагается, что из Лондона русский посланник вывез «знаки ордена Подвязки», пожалованного якобы его отцу, но на самом деле никакого отношения к этой награде не имеющи. Оскорбление, нанесенное летом 1708 года Матвееву в Лондоне арестом по жалобе кредитора, вызвало возмущение русского правительства и привело к изданию парламентом закона, впервые зафиксировавшего понятие дипломатического иммунитета. Позже, в феврале 1710 года, английский посол Уитворт от имени своей королевы принёс Петру I официальные извинения по этому делу.

В 1712 г. Матвеев был переведён из Гааги в Вену ко двору Карла VI, императора Священной Римской империи. В преддверии Прутского похода он хлопотал о ведении совместных с «цесарцами» действий против турок. Деятельность Матвеева при императорском дворе не принесла России внушительных выгод. Тем не менее перед отъездом из Вены он получил от императора титул графа, признанный позднее и на родине.

В 1705-1706 гг. вел переговоры в Париже о возвращении конфискованных французским правительством российских торговых судов, о заключении торгового договора, и о посредничестве Франции между Россией и Швецией.

В 1706-1708 гг. направлялся со спецмиссией в Лондон для обсуждения вопроса  о посредничестве британского правительства в Северной войне, а также о недопущении признания Лондоном Станислава Лещинского польским королем.

В 1712-1715 гг. – посол в Австрии. В 1715-1724 гг. – президент Морской академии и навигацкой школы, президент Московской сенатской конторы и юстиц-коллегии; с 1727 г. – в отставке.

В последние годы жизни составил описание стрелецкого бунта 1682 г. вместе с кратким изложением последующих событий времен Петра Великого до 1698 г.


==================================================================================================

 

КУРАКИН БОРИС ИВАНОВИЧ

 

КУРАКИН БОРИС ИВАНОВИЧ 

1710-1712 представитель России в Лондоне

Князь Борис Иванович Куракин (20 (31) июля 1676, Москва — 17 (28) октября 1727, Париж) — сподвижник и свояк Петра Великого, первый постоянный посол России за рубежом; действительный тайный советник. Положил начало вековой традиции дипломатической службы в роду Куракиных  Основной источник биографии Бориса Куракина — «Жизнь князя Бориса Куракина им самим описанная», которую он начал писать будучи на лечении в Карлсбаде.

В самом начале своей биографии он ставит дату, когда начал писать — 25 сентября 1705 года. Родился в семье князя Ивана Григорьевича, отпрыска рода Гедиминовичей, и Феодосии Алексеевны, урождённой княжны Одоевской (ум. 1677). Крестник царя Фёдора Алексеевича. В детстве много болел. В 1682 году его отец был отправлен на воеводство в Смоленск, где он умер от каменной болезни (болезни почек). После этого Бориса, его брата Михаила и сестру Марию (от второго брака Ивана Григорьевича с Марией Петровной Урусовой, ум. 1684) воспитывала их мачеха. С 1683 года входил в ближайшее окружении Петра I, был его спальником, принимал участие в военных потехах близ слободы Семёновская. С организацией «потешных полков» — в Семёновском полку, в составе которого участвовал в обоих Азовских походах, поручик, с 1696 года — капитан. В 1696 году направлен в Италию для изучения морского дела, фортификации и математики. В 1700 году ему было «отказано по грамоте из Приказа Казанского дворца» до 17 тыс. десятин «дикопорозжей земли» по рекам Хопер и Сердоба в будущей Пензенской губернии, где появилось село Борисоглебское-Куракино. В том же году Борис Иванович купил земли «за рекой Сурою, на речке Юловке, в иных урочищах», где поставил село Павло-Куракино, в настоящее время расположенное на территории Городищенского района Пензенской области. С началом Северной войны участвовал в походе под Нарву (1700), затем участвовал в осаде и взятии Нотебурга (1702), Ниеншанца (1703) и Нарвы (1704), в 1703 году получил чин майора лейб-гвардии Семёновского полка. В 1705—1706 годах находился за границей на лечении, посетил Германию, Нидерланды, Англию. По возвращении 19 января 1707 года в Жолкве пожалован в полуполковники лейб-гвардии Семёновского полка, но вскоре направлен в Италию с дипломатической миссией, в том числе в Рим настаивать на непризнании папой Станислава Лещинского королём Польши. С началом похода Карла XII против России в 1708 году вернулся в армию, командовал Семёновским и Астраханским полками в дивизии князя А. Д. Меншикова, в 1709 году командовал Семёновским полком в Полтавской битве, но не был отмечен никакими наградами. С 1709 по 1712 годы Б. И. Куракин был представителем России в Лондоне, в Ганновере и в Гааге, в 1713 году, получив чин тайного советника, участвовал в Утрехтском конгрессе в качестве полномочного представителя России; в 1715 году подписал Грейфсвальдский союзный договор с Ганновером, с 1716 года состоял послом в Париже. Высочайшим рескриптом от 14 сентября 1714 года произведен из подполковников гвардии в чин генерал-майора. В 1717 году награждён орденом Святого Андрея Первозванного; 30 августа 1725 года стал кавалером ордена Св. Александра Невского; 14 ноября 1725 года произведён в действительные тайные советники. В 1722 году Пётр Великий, отправляясь в Персидский поход, поручил ему руководство всеми послами России, аккредитованными при европейских дворах. В 1724 году он послан послом в Париж, где и умер в 1727 году. Многие из его потомков также сделали блестящую карьеру в дипломатии. Б. И. Куракин завещал устроить в Москве странноприимный дом («шпиталь») для содержания 12 бедных офицеров дворянского звания и составил его регламент. Во исполнение воли отца Александр Куракин в 1730-е гг. организовал в Басманной слободе т. н. Куракинскую богадельню.


==============================================================================================


ВЕСЕЛОВСКИЙ Федор Павлович 

1717-1720 - резидент России в Лондоне

 

Фёдор Павлович Веселовский (ум. после 1762) — дипломат петровского времени, тайный советник. Брат Авраама и Исаака Веселовских.

Сын крещёного еврея Павла Яковлевича Веселовского (ум. 1715), бывшего куратором немецких школ и комиссаром Аптекарской канцелярии в Москве, от брака с Марией Николаевной Аршеневской.

Обучался в гимназии Э. Глюка, а затем был принят в Посольский приказ (которым заведовал его соплеменник и родственник П. П. Шафиров) переводчиком с немецкого и латинского языков. В 1707 году был назначен Петром I секретарем российского посольства в Риме, возглавляемым Б. И. Куракиным. Сопровождал Куракина в его поездках в Ганновер и Лондон. В 1711 году переведён в российское посольство в Копенгагене, в 1712 году назначен секретарем посольства. В 1714 году сопровождал Куракина в Брауншвейг, а в 1716 году — в Лондон.

С 1 февраля 1717 года исполнял обязанности резидента при английском дворе; 9 июня 1717 года утверждён резидентом в Лондоне. Участвовал в переговорах о возвращении города Висмара герцогу мекленбургскому; устроил в Лондоне православную церковь; через Веселовского велись переговоры о соединении англиканской и восточной церквей. В Лондоне был напечатан составленный им для английской королевы мемориал о сыне барона Герца. Помимо непосредственных посольских обязанностей, Веселовский занимался вербовкой квалифицированных специалистов, заключением выгодных для России торговых контрактов. Во время англо-русского конфликта 1719—1720 гг. не проявил необходимой проницательности, настойчивости и принципиальности, вследствие чего (а также ввиду сношений с братом Авраамом) лишился доверия Петра I и в феврале 1720 года был смещён с должности и определен секретарём посольства в Данию. Опасаясь ареста «за брата Авраама», отказался покинуть Великобританию: он писал, что поскольку его отзывают не для того, чтобы отправить в Данию, а для того, чтобы лишить его свободы за брата Авраама, то, чувствуя себя невинным, он никогда не выедет из Англии.

В 1727 и 1733 годах ходатайствовал перед российскими властями о возвращении на родину. Еще при императрице Анне Ивановне он начал посылать ценные сообщения вице-канцлеру, графу А. И. Остерману, о внутриполитическом положении Англии, парламентских новостях, событиях придворной жизни. Он заверил графа в желании «употребить последние дни живота своего к услугам отечества…, яко верному и всякому доброму подданному надлежит». Возможно, Веселовского намеренно не спешили впускать в Россию потому, что такой важный «канал» информации был нужен правящей верхушке именно в Лондоне.

Вернулся в Россию после воцарения императрицы Елизаветы Петровны. Состоял на военной службе. В 1744 году отвозил князю ангальт-цербскому Христиану-Августу известительную грамоту о браке его дочери с наследником русского престола великим князем Петром Фёдоровичем. В ноябре 1748 года был назначен церемониймейстером российского императорского двора, с 1752 года — в отставке с присвоением чина генерал-майора.

Путешествуя за границей в 1756—1760 годы, по поручению И. И. Шувалова вёл переговоры с Вольтером о написании истории Петра I. В 1760 году назначен куратором Московского университета; 10 февраля 1761 года пожалован в кавалеры ордена св. Александра Невского; 18 ноября 1762 года отправлен в отставку.


 Веселовские


===============================================================================================

 

 БЕСТУЖЕВ – РЮМИН Михаил Петрович


 БЕСТУЖЕВ – РЮМИН Михаил Петрович 

В 1720 году назначен резидентом в Лондон


 

Граф (1742) Михаил Петрович Бестужев-Рюмин (7 (17) сентября 1688, Москва — 26 февраля (8 марта) 1760, Париж) — видный русский дипломат из рода Бестужевых, старший брат государственного канцлера А. П. Бестужева-Рюмина. Кавалер ордена Св. Андрея Первозванного. Родился 7 сентября 1688 года в семье Петра Михайловича Бестужева-Рюмина, который впоследствии был обер-гофмейстером герцогини курляндской Анны Иоанновны. В 1708 году Михаил Бестужев вместе с братом уехал за границу, где учился в копенгагенской академии, будучи одновременно прикомандированным в качестве «дворянина при посольстве» к русскому послу в Дании, князю Долгорукому. Затем учился в Берлине. Службу начал при дворе Петра I. Во время прутского похода Бестужев служил волонтером при армии, а по окончании военных действий в качестве «дворянина при посольстве» ездил с бароном Шафировым в Константинополь, откуда был отправлен курьером к Петру. С 1712 года состоял при отце в Митаве, и в том же году был назначен камер-юнкером к кронпринцессе Софии-Шарлотте, при дворе которой оставался заведующим конюшней вплоть до кончины принцессы в 1715 году.

В 1720 году назначен резидентом в Лондон. Уже 23 ноября 1720 года был выслан из Лондона за то, что, стараясь указать английскому правительству на противоречия между заключённым Англией в 1720 году союзом со Швецией и англо-русской конвенцией 1715 года, подал записку английским министрам в отсутствие короля.

Уехав в Гаагу, находился там до весны 1721 года. По заключении Ништадского мира в 1721 году был назначен министром в Стокгольм, где активно действовал в пользу признания Швецией императорского титула Петра I, а также подписал в 1724 году русско-шведский оборонительный союз сроком на двенадцать лет.

В 1725 году отозван из Швеции и в следующем году направлен в Польшу в качестве чрезвычайного посланника. В 1730 году он уже в Берлине, а в 1732 году его снова перевели в Швецию. Там ему удалось в 1735 году пролонгировать русско-шведский союзный договор ещё на двенадцать лет.

В 1739 году в Силезии два русских офицера совершили убийство шведского майора Синклера, возвращавшегося из Константинополя в Швецию с выданными ему визирем долговыми обязательствами Карла ХII. Жители Стокгольма, возмущённые этим преступлением, разгромили дом русского посланника, перебив в нём все окна.

В июле 1741 года шведский министр Нолькен выехал из Петербурга под предлогом устройства собственных дел. Бестужеву также было приказано оставить Стокгольм. Однако он не успел выехать из шведской столицы, так как 24 июля Швеция объявила России войну, и к русскому посланнику был приставлен караул.

С прибытием в Стокгольм Нолькена Бестужев вновь получил свободу. Уничтожив свои дипломатические бумаги, он выехал сначала в Гамбург, а затем в Ганновер. Здесь он имел свидание с английским королём, которого старался убедить в необходимости включения в англо-русский договор 1741 года новой статьи о высылке в Балтийское море английской эскадры в случае, если Франция окажет помощь Швеции. Со вступлением на престол императрицы Елизаветы Петровны переговоры были прерваны, и он выехал в Варшаву, куда был назначен в качестве полномочного министра, однако уже в декабре был отозван в Петербург.

В 1743 году Бестужев вступил в брак с графиней Анной Гавриловной Ягужинской, дочерью великого канцлера Г. Головкина. Однако в июле этого же года она была арестована по делу Лопухиных и 29 августа осуждена к наказанию кнутом, урезанию языка и ссылке. Сам Бестужев в ходе следствия содержался под караулом.

В 1744 году его младший брат Алексей официально возглавил внешнеполитическое ведомство, став государственным канцлером. Михаил был назначен посланником в Берлин, откуда был снова перемещен полномочным министром сначала ко двору Августа III (сентябрь 1744 года), а затем чрезвычайным послом к венскому двору (1748 год).

В ноябре 1747 г. Бестужев изъявил желание жениться на Иоганне-Генриетте-Луизе фон Карловиц, вдове обер-шенка Гаугвица. Императрица не удостоила его обращение ответом, так как законная жена Бестужева находилась в сибирской ссылке. Брат тоже не хотел помочь. Не дождавшись ответа из Петербурга, Бестужев перед отъездом из Саксонии оформил 16 марта 1749 г. брак с вдовой Гаугвиц, чем привёл в ярость императрицу:

 

Иоганна фон Карловиц, жена М.П Бестужева
 
Иоганна фон Карловиц, жена

 

В Петербурге хотели, чтобы М. П. Бестужеву не оказывали в Вене почестей и отказали в аудиенции. Посланнику помогли фаворит императрицы гр. А. Г. Разумовский и вице-канцлер гр. М. И. Воронцов. Елизавета Петровна даже пожелала увидеть женщину, не побоявшуюся выйти замуж за мужчину, не разведенному с первой женой. Но посланник не спешил прибыть в Петербург. Приезд из-за болезни супруги оказался невозможным. Императрица гневалась, но время шло, и постепенно ситуация утратила свою остроту, хотя брак все-таки не был признан.

 

В 1752 году Бестужев был отозван в Петербург, но по дороге заболел и явился в Россию только через три года, которые провёл в Дрездене. В 1756 году он был назначен чрезвычайным послом во Францию. Отношения его с младшим братом к этому времени разладились до такой степени, что, узнав о его аресте, Михаил Петрович заявил Воронцову, что «то ни малейшей алтерации ни в делах вообще, ниже партикулярной нашей дружбе препоной быть не может; известно, колико я от него претерпел; так покойная последняя жена моя с печали чахотку достала, от того и скончалась. Я сие давно предвидел, что быть с ним худому концу» 

Михаил Бестужев скончался 26 февраля 1760 года во Франции. По желанию покойного тело его было перевезено в Россию. Поскольку детей у него не было, наследство покойного принял воспитанный в его доме племянник М. Н. Волконский.

 

================================================================================================


КАНТЕМИР Антиох Дмитриевич


КАНТЕМИР Антиох Дмитриевич  

1731-1738


 

Князь Антиох Дмитриевич Кантемир (10 [21] сентября 1708, Константинополь, по другим данным Яссы — 31 марта [11 апреля] 1744, Париж) — русский поэт-сатирик и дипломат, деятель раннего русского Просвещения. Наиболее крупный русский поэт силлабической эпохи (до реформы Тредиаковского — Ломоносова). Отмечают, что его творчество сыграло значительную роль в развитии русского литературного языка и стихосложения.

Младший сын молдавского господаря (правителя) Дмитрия Константиновича Кантемира и Кассандры Кантакузен.

Родился в Константинополе (Стамбуле). В 1711 год семья Кантемира переехала в Россию, где его отец получил княжеский титул.

 

Сестра Антиоха Мария

 

Сестра Антиоха Мария

 

Сестру Антиоха Марию царь Петр сделал своей любовницей и одно время даже ходили слухи о его намерении жениться на ней.

Получил превосходное домашнее образование, дополненное кратковременным пребыванием в Греко-славянской академии и Академии Наук. На пятнадцатом году жизни он потерял отца, который в духовном завещании отказал все своё имущество тому из своих сыновей, который проявит наибольшее расположение к научным занятиям, причём он имел в виду именно Антиоха, «в уме и науках от всех лучшего».

Кантемир принимал участие в событиях, приведших к воцарению императрицы Анны Иоанновны; в частности, именно он прочёл дворянскую челобитную о принятии титула самодержицы (удовлетворить её означало уничтожить Кондиции, выработанные Верховным Тайным советом). Однако после, когда зашла речь о предоставлении политических прав дворянству, Кантемир решительно высказался за сохранение государственного строя, установленного Петром Великим.

1 января 1732 года Кантемир уехал за границу, чтобы занять пост русского резидента (посланника) в Лондоне. Во внутренней политической жизни России участия более не принимал, состоял первоначально (до 1738) представителем России в Лондоне, а затем в Париже. Кантемир скончался 31 марта (11 апреля) 1744 в Париже и погребен в Московском Никольском греческом монастыре. Ныне места его захоронения не существует, так как в 30-е годы XX века монастырь был взорван, а его прах не был перенесён (в отличие от праха его отца, Димитрия Кантемира, который выкупило в 1936 году румынское правительство).

 

Антиох Кантемир
 
Антиох Кантемир
 

 

Литературная деятельность Кантемира началась в середине 1720-х годов. Он пишет любовную лирику, выполняет переводы с французского. К тому же времени относятся и первые его опыты в сатирическом жанре.

В 1727 году юный Кантемир публикует первую свою книгу, весьма полезную и поныне для всех интересующихся церковнославянским языком: «Сѷмфѡníaилѝ Согла́сіе, на б[о]годухнове́нную кни́гу ѱалмѡ́въ Ц[а]ря̀ и Проро́ка Д[а]в[í]да», в которой для каждого слова из церковнославянской Псалтири выписаны все (если их не чрезвычайно много) случаи его употребления с указанием номеров псалма и стиха. Книга посвящена императрице Екатерине I, которая весьма способствовала её изданию. В предисловии Кантемир говорит так: «Трудок бо сей прилежности паче, неже остроумия указанием есть; и который, разве что бл[а]гочестнаго предвосприятия, и зеленеющагося, в немже написася, и с[вя]щенных писаний рачителнаго возраста лепотством приукрашается… Сочинися аки бы сам собою, за частое в с[вя]щенных псалмопениих упражнение…» Позже по образцу данной книги подобные росписи слов были сделаны другими авторами и для некоторых других частей церковнославянской Библии, хотя полностью эта работа в докомпьютерное время завершена не была.

В 1729 году появляется его первая сатира, «На хулящих учение». Сатира имела мощный политический подтекст — после смерти Петра I многие в России выступали против начатых им преобразований. Сатира получила высокую оценку Феофана Прокоповича.

 

Гордость, леность, богатство — мудрость одолело,
Невежество знание уж местом посело;
То под митрой гордится, в шитом платье ходит,
Оно за красным сукном судит, полки водит.
Наука ободрана, в лоскутах обшита,
Из всех знатнейших домов с ругательством сбита.

 

Всего Кантемир сочинил 9 сатир, последние 4 — за границей. В них, следуя традиции просвещения он поучает «что такое хорошо, а что такое плохо», обличает пороки, как общественные, так и людские. Литературную деятельность Кантемир рассматривает как свой гражданский долг: в предисловии ко второй своей сатире он пишет: «На последний же их вопрос, кто меня судьею поставил, ответствую: что все, что я пишу, — пишу по должности гражданина, отбивая все то, что согражданам моим вредно быть может».

Вследствие своей злободневности, сатиры Антиоха Кантемира не издавались при его жизни, хотя хорошо были известны в списках. Первое издание его сатир, переведённых на французский язык, вышло в 1749 году в Лондоне. В России его сатиры впервые были изданы только в 1762 году, то есть через 18 лет после смерти автора.

 

Надпись к портрету князю Антиоху Димитриевичу Кантемиру
 

Се князь изображен Молдавский Кантемир,

Что первый был отцом российскиих сатир,

Которы в едкости Боаловым равнялись

И коих остротой читатели пленялись.

 

Но только ль что в стихах он разумом блистал?

Не меньше он и тем хвалы достоин стал,

Что дух в нём мудрого министра находился:

И весь британский двор политике его дивился. 

И. И. Дмитриев, 1777

 

1729 и 1730 были годами наибольшего расцвета таланта и литературной деятельности Кантемира. Он не только написал в этот период свои наиболее выдающиеся сатиры (первые три), но и перевёл книгу Фонтенеля «Разговоры о множестве миров», снабдив её подробными комментариями. Перевод этой книги составил своего рода литературное событие, потому что выводы её коренным образом противоречили суеверной космографии русского общества. При Елизавете Петровне она была запрещена, как «противная вере и нравственности».

Кроме того, Кантемир переложил несколько псалмов, начал писать басни, а в посвящениях своих сатир проложил путь позднейшим знаменитым составителям од, причём, однако, не скупился на сатирические замечания для выяснения тех надежд, которые русский «гражданин» возлагает на представителей власти. Такой же характер имеют и его басни. Он же впервые прибег к «эзоповскому языку», говоря о себе в эпиграмме «На Эзопа», что «не прям будучи, прямо все говорит знаю», и что «много дум исправил я, уча правду ложно».

В своих произведениях Кантемир использовал силлабический стих, который после работы Ломоносова «Письмо о правилах российского стихотворства» (1739) постепенно уступил место силлабо-тоническому стихосложению. Кантемир активно участвовал в дискуссиях о методах стихосложения, написав в 1743 году «Письмо Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских», в котором он защищал силлабическое стихосложение. Эта работа была опубликована уже после смерти поэта в 1744 году.

Им были введены в оборот русской речи слова идея и понятие (в некоторых источниках эти термины отождествляются), депутат, начало (принцип)[3], наблюдение, вихри, естество (натура), вещество (материя)

К собранию его сочинений, вышедшему под редакцией П. А. Ефремова, приложена биография Кантемира, составил которую В. Я. Стоюнин. Имеется обстоятельная критическая статья о Кантемире Дудышкина, помещённая в «Современнике» (1848). Свод всего написанного о Кантемире и попытка самостоятельного освещения его политической и литературной деятельности у Сементковского: «А. Д. Кантемир, его жизнь и литературная деятельность» (Санкт-Петербург, 1893 г.; биографическая библиотека Ф. Ф. Павленкова) и «Родоначальник нашей обличительной литературы» («Исторический Вестник», март, 1894). Сатиры Кантемира переведены аббатом Венути на французский язык («Satires du pr. Cantemir», 1746) и Шпилькером на немецкий («Freie Übersetzung der Satiren des Pr. Kantemir», Berlin, 1852).

В 2004 году опубликован составленный Кантемиром и остававшийся в рукописи русско-французский словарь, являющийся важным источником по истории русского языка XVIII века.

 

Западов Александр Васильевич » Подвиг Антиоха Кантемира

 

================================================================================================



ЩЕРБАТОВ Иван Андреевич  


1739-1742 и 1743-1746 - полномочный министр в Великобритании


Князь Иван Андреевич Щербатов (1696 — 2 ноября 1761) — русский дипломат и чиновник из рода Щербатовых, действительный камергер (1739), сенатор, действительный тайный советник (1757).

Родился в 1696 году; отец — Андрей Дмитриевич Щербатов (?—1711) был спальником царя Петра I.

В 16 лет, в 1712 году Иван Щербатов был приписан солдатом в Преображенский полк. Неизвестно, сколько времени он прослужил в этом полку; однако известно, что в 1719—1721 гг. он жил уже в Англии на собственные средства, изучая французский и английский языки, математику, астрономию и навигацию. В 1719 году Щербатов хотел получить практику на военном английском корабле и просил русского резидента Ф. П. Веселовского похлопотать о принятии его во флот, отправлявшийся в плавание под командой вице-адмирала Беркли, но получил отказ. Донося об этом письменно Петру Великому, Щербатов обещал, что постарается не терять времени и будет изучать языки и «вступать в глубочайшие части математики». В 1720 году Щербатов перевел на русский язык «Considérations sur le numéraire et le commerce par J. Law», под заглавием «Деньги и купечество, рассуждено с предлогами к присовокуплению в народе денег чрез г-на Ивана Ляуса, ныне управителя королевского банка в Париже». 27 февраля 1720 года Щербатов писал Петру Великому из Лондона, что «дерзает поднести ему перевод книги Ляуса» (Джона Ло), так как знает склонность царя «ко установлению художеств и купечества, такожде как и наук».

Щербатов вернулся из Англии в сентябре 1721 года и в том же году определен был в Иностранную Коллегию «для познания дел», а в начале следующего года пожалован в советники коммерц-коллегии. В 1723 году Щербатов вместе с новым русским консулом Яковом Евреиновым был направлен в Кадикс. Заданием Щербатова было — «с купцами тамошней нации, а не с другими, получить знакомство и тайным образом разведывать о той коммерции и разговаривать с купцами, дожидаясь Евреинова с указом, дабы он себе и ему основал знакомство». В Кадиксе Щарбатов написал сочинение — «Ведение о торговле российской». В апреле 1726 года Щербатов был переведен из Кадикса в Мадрид полномочным министром при Испанском дворе; где пробыл до 1731 года, затем отозван был в Россию и отправлен чрезвычайным посланником в Константинополь, откуда вернулся в 1732 года.

Весной 1733 года Щербатов был произведен в статские советники и назначен вице-президентом коммерц-коллегии. В 1734—1739 гг Щербатов был президентом юстиц-коллегии и членом в комиссии для сочинения Нового Уложения, а в июне 1739 года был послан полномочным министром в Великобританию. Вероятно, незадолго перед этим он женился на сестре графини Остерман — Прасковье Ивановне Стрешневой.

При назначении в Англию Щербатов был пожалован в действительные камергеры. 12 августа 1741 года Щербатов был произведен в тайные советники. В том же 1741 году, князю Щербатову был послан рескрипт, чтобы он старался разведывать обо всем, что происходит в Лондоне «и какие бывают в парламенте толки и рассуждения о положении дел в России и по случаю воцарения Елизаветы Петровны». В начале 1742 года Щербатов доносил обо всех слухах, касающихся войны России с Швецией, и о той роли, какую играет в этом деле Франция.

В конце марта 1742 года Щербатов был отозван из Лондона, но уже через год, в марте 1743 года, императрице было доложено, что Картерет просит назначить в Лондон князя Щербатова вместо камергера Нарышкина — «яко тамо уже лучше всякого другого знакомого и у милорда Картерета в конфиденции находящегося». 15 июля 1743 года была подписана кредитивная грамота; Щербатову было назначено прежнее жалованье — 6000 рублей в год и 5000 рублей на экипаж. Щербатов пробыл в Лондоне ещё три года (до августа 1746 года), но с новым статс-секретарем, лордом Гаррингтоном, у него не сложились отношения и Щербатов жаловался даже на личное дурное обхождение с ним Гаррингтона. В августе 1746 года в Лондон был назначен полномочным министром граф П. Г. Чернышёв. Осенью 1747 года, когда шла речь о замене его другим лицом, английский полномочный посол при русском дворе, лорд Гиндфорд, писал из Петербурга в Лондон лорду Честерфилду: «Так как князь Щербатов назначается скоро к Дрезденскому двору, то, если вашему сиятельству желательно возвращение этого честного человека к вам, замена графа Чернышева легко может совершиться в непродолжительном времени». Однако назначение Щербатова в третий раз полномочным министром в Англию не состоялось. 30 июня 1748 года он пожалован был в сенаторы, а 5 сентября, получил орден Святого Александра Невского. В 1757 году он произведен был в действительные тайные советники.

Умер Щербатов 2 ноября 1761 года.

  • Отец — Щербатов, Андрей Дмитриевич (?—1711) — спальник царя Петра I.
  • Жена — Прасковья Ивановна Стрешнева, сестра Марфы Остерман.
  • Брат — Щербатов, Фёдор Андреевич (1688—1762

РБС/ВТ/Щербатов, Иван Андреевич

Секретное поручение И.А. Щербатова в Англии

================================================================================================


НАРЫШКИН Семен Кириллович

 

НАРЫШКИН Семен Кириллович  

1741-1743 - чрезвычайным посланник  а Англии


Семён Кириллович Нарышкин (5 апреля 1710 года — 27 ноября 1775 года, Москва) — русский щёголь и бонвиван середины XVIII века, владелец домашнего театра, создатель моды на роговую музыку, генерал-аншеф, обер-егермейстер, посол России в Великобритании (1741—1743), кавалер ордена Андрея Первозванного. Происходил из близкого императорскому рода Нарышкиных. Родился 5 апреля 1710 года в семье последнего кравчего Кирилла Алексеевича Нарышкина (внука Фомы Ивановича — брата Полуэкта Нарышкина, деда царицы Натальи Кирилловны) и его жены Анастасии Яковлевны, урожденной княжны Мышецкой. Получил домашнее образование. Вскоре был пожалован в камер-юнкеры. Ходили слухи о его отношениях в этот период с Елизаветой Петровной. Отношения были настолько прочными, что разошлись слухи о возможном бракеили даже тайном венчании. Послан узнавшим о связе с цесаревной Петром II за границу. Подвергся опале при императрице Анне Ивановне и бежал во Францию, где жил под именем Тенкина, откуда вернулся лишь ко времени вступления на престол Елизаветы Петровны.

 

Российская императрица Елизавета I Петровна

 

Российская императрица Елизавета I Петровна

 

Находясь в Париже в мае 1741 года был пожалован в камергеры, а 31 декабря того же года был назначен чрезвычайным посланником в Англию, на место бывшего там князя Щербатова. В рескрипте ему предписывалось: дать понять английскому министерству, что императрица желает продолжения доброго согласия и дружбы между Россией и Англией; не входить в обсуждение подробностей тогдашней европейской политической системы; наблюдать за намерениями Англии относительно войны с Испанией и за тем, какое участие может принять в этой войне Франция. В Лондоне любили князя Щербатова и были недовольны, что он отозван, а потому отнеслись к Нарышкину несочувственно. По-видимому и Нарышкин, проживший долгое время в Париже, где дружески сошелся с Дидро, с Фальконе и с русским посланником при французском дворе князем Кантемиром, более склонялся на сторону Франции, нежели Англии.

Посланником в Лондоне Нарышкин пробыл лишь полтора года, до июня 1743 года, когда в Англию был снова отправлен князь Щербатов, а Нарышкин отозван в Петербург. Ходили разноречивые слухи о том назначении, которое получит Нарышкин — одни полагали, что он будет канцлером вместо Бестужева, другие думали, что императрица сделает его президентом Академии наук. В 1744 году Нарышкин был послан встречать принцессу Цербстскую и дочь её, выбранную в невесты наследнику русского престола, великому князю Петру Фёдоровичу.

30 ноября 1744 года он назначен гофмаршалом ко двору великого князя Петра Фёдоровича с чином генерал-лейтенанта. 18 декабря того же года награждён орденом Александра Невского. В 1757 году Нарышкин был произведен в генерал-аншефы и сделан обер-егермейстером. В 1760 году был награждён орденом Святого Андрея Первозванного. Примерно в то же время он был назначен присутствовать в Придворной конторе. Умер 27 ноября 1775 года в Москве. Похоронен в Донском монастыре. Нарышкин вел роскошный образ жизни, имел прекрасный домашний театр, который посещали Высочайшие Особы. Кроме того, он завел превосходный оркестр роговой музыки, изобретенной придворным музыкантом, впоследствии капельмейстером Нарышкинского оркестра — чехом Иоганом Марешом. В 1757 году Мареш достиг хороших результатов, и с тех пор многие русские вельможи стали заводить у себя оркестры роговой музыки. Появление Нарышкина при Дворе в различных торжественных случаях всегда давало ему случай обратить внимание на его блестящий и оригинальный костюм, да и вообще он слыл первым щеголем своего времени. На «великолепных обедах» у Нарышкина бывал граф Казанова, который с одобрением отзывается о нём в своих записках. В одном из писем знаменитый ловелас обсуждает идею «охотничьей музыки», с которой он познакомился в доме Нарышкина.

Был женат на Марии Павловне, урожденной Балк-Полевой (1728—1793), внучке Матрёны Монс (сестры любовницы Петра I). Их сын Кирилл (1761-70) и дочь Екатерина (1763-71) умерли в детстве.

 

Нарышкины


================================================================================================

 

 

ЧЕРНЫШЕВ Петр Григорьевич


ЧЕРНЫШЕВ Петр Григорьевич   

1746-1755

 

Граф Пётр Григорьевич Чернышёв (24 марта 1712—20 августа 1773) — русский дипломат, действительный тайный советник, действительный камергер и сенатор. Происходил из рода Чернышёвых, сын Г. П. Чернышёва и А. И. Ржевской. Старший брат графа Захара Чернышёва, родился 23 марта 1712 года; крестник Петра I. В детстве был записан в Преображенский полк, с 1722 по 1727 года служил в Гольштинских войсках, на службе у владетельного герцога Шлезвиг-Голштинского Карла-Фридриха, у которого был пажом, камер-юнкером, а затем капитан-поручиком. В начале 1741 года, при Анне Леопольдовне, он был назначен чрезвычайным посланником к датско-норвежскому двору. Зимой того же года был переведён в Берлин. С 1746 года занимая пост русского посла в Лондоне. Принимал на Ахенском конгрессе деятельное участие в заключении прелиминарных статей мирного договора между Францией и морскими державами. В сентябре 1754 года был произведен в генерал-лейтенанты. В следующем году Чернышёв был отозван из Англии и 4 июля 1760 года назначен послом в Париж, где оставался до 26 июля 1762 года; за это время он был сделан действительным тайным советником и получил от Петра III андреевскую ленту. Отозванный из Франции императрицей Екатериной II, Чернышёв в августе 1763 году вернулся в Петербург и поселился с семьёй в доме своего тестя, графа Ушакова, на Дворцовой набережной, 16. Он был определен к присутствию в Правительствующем сенате. Необыкновенно скупой, Чернышёв скопил большое состояние. По словам князя Долгорукова:

 

  Он был умный и талантливый человек, но безмерно спесивый, необычайно тщеславный и невыносимо высокомерный; его никто не любил.  

 

Чернышёв умер в Петербурге 20 августа 1773 года от водянки и был похоронен на Лазаревом кладбище Александро-Невской лавры. Надпись на могиле гласит: «От умножившихся ему болезней, смерть жизнь его пресекла к крайней горести его ближних и к искреннему соболезнованию его другов и почитателей».  С 1738 года был женат на фрейлине Екатерине Андреевне Ушаковой (1715—1779), в браке имел 11 детей, 3 сына и 8 дочерей, среди них были близнецы, сын и дочь. Почти все дети умерли во младенчестве:

  • Анна Петровна (1738—октябрь 1756), умерла от тифа.
  • Дарья Петровна (1739—1802), статс-дама, была замужем за генерал-фельдмаршалом графом И. П. Салтыковым (1730—1805).
  • Наталья Петровна (1744—1837), фрейлина, прототип пушкинской «Пиковой дамы», была замужем за бригадиром князем В. Б. Голицыным, получила в 1806 году придворное звание статс-дамы, а в 1826 году — орден Св. Екатерины 1-й степ.
  • Андрей Петрович, умер в младенчестве.
  • Григорий Петрович (1746—1755), умер в Нарве, где Чернышёвы остановились по болезни детей по дороге из Англии в Петербург.
  • Мария Петровна (1752—октябрь 1767), умерла от оспы.

================================================================================================


АЛЕКСАНДР РОМАНОВИЧ ВОРОНЦОВ

 

ВОРОНЦОВ Александр Романович  

1762-1764

 

Действительный тайный советник 1-го класса (с 1801). Из старинного дворянского рода. Сын генерал-аншефа и сенатора графа (с 1760) Романа Илларионовича Воронцова (1707—1783) от брака с Марфой Ивановной Сурминой (1718—1745), брат С.Р. Воронцова, дядя Д.П. Бутурлина. Родился в С.-Петербурге. Рано лишившись матери, воспитывался в доме дяди, вице-канцлера графа М.И. Воронцова, где получил превосходное образование: с 5 лет свободно читал по-французски, в 12 лет был знаком с произведениями Вольтера, Расина, Корнеля, Буало и других французских писателей. Записанный в детстве капралом в лейб-гвардии Измайловский полк, в 1756 получил чин прапорщика, в 1759 — подпоручика. В возрасте 12 лет по настоянию дяди был отправлен в Версальскую рейтарскую школу; в Париже в 1753—1760 получил разностороннее образование, которое завершила поездка по Португалии, Испании и Италии. Он был лично знаком со многими деятелями французского Просвещения, в том числе с Вольтером, с которым поддерживал переписку и ряд сочинений которого перевел на русский язык.
В 1761 состоял поверенным в делах России в Вене, а в 1761—1762 — полномочным министром в Гааге. В декабре 1761 император Пётр III, благоволивший к нему как к брату своей фаворитки, пожаловал Воронцова в действительные камергеры. В 1762—1764 полномочный министр в Лондоне, а в 1764—1768 — вновь в Гааге. С апреля 1773 тайный советник. В сентябре 1773 — январе 1794 президент Коммерц-коллегии, член Комиссии по коммерции, где составил таможенный тариф. В январе 1779 назначен сенатором. В ноябре 1784 получил чин действительного тайного советника. С 1784 состоял членом Совета при императрице. Поддерживал связи со многими деятелями русской культуры и науки, оказывал служебное покровительство Г.Р. Державину. Воронцова связывали близкие отношения с А.Н. Радищевым; в 1774—1775 оба они посещали масонскую ложу «Урания». В. материально поддерживал Радищева в годы ссылки, ходатайствовал о его возвращении в С.-Петербург. В январе 1794, согласно прошению, уволен в отставку и поселился в своем имении селе Андреевском во Владимирской губернии. В имении Воронцова в 1792— 1805 существовал крепостной театр, репертуар которого составляли отечественные и переводные комедии и комические оперы. Интересуясь русской историей, Воронцов собрал большую библиотеку русских и иностранных книг, хранил исторические документы, рукописи. В течение всей жизни он поддерживал обширную личную и служебную переписку на русском и французском языках, касавшуюся вопросов политики, экономики и культуры.
С воцарением Александра I (март 1801) Воронцов вновь вернулся на государственную службу: был назначен в Сенат, стал членом Непременного совета. В сентябре 1801, в день коронации императора, получил чин действительного тайного советника 1-го класса. Участвовал в преобразовании Сената, создании министерств. В сентябре 1802 назначен государственным канцлером, управлял всей дипломатической частью Империи. Вел политику на сближение России с Англией и Австрией, способствовал разрыву отношений с наполеоновской Францией. Однако, по выражению графа П.В. Завадовского, «плуг худо пахал в запряжке старого быка с юными»: быстро обнаружился разлад между «неспособным к новым привычкам стариком», 62-летним Воронцовым, и близкой к 26-летнему императору Александру I «молодой партией». По свидетельству А.А. Чарторыйского, «у императора составилось непоколебимое предубеждение против графа Воронцова, которое возрастало в каждым днем. Его немного устаревшие приемы, звук голоса, манера говорить нараспев, вплоть до привычных жестов, все в нем было антипатично Александру... император высмеивал своего старого министра, передразнивал его и часто высказывал желание от него отделаться». В феврале 1804 он получил отпуск «на сколько ему угодно» и поселился в Андреевском, формально сохраняя за собой управление дипломатическим ведомством. Скончался в возрасте 64-х лет и похоронен в церкви села Андреевского. За свою деятельность был удостоен всех высших российских орденов: Св. Александра Невского (1781), Св. Владимира 1-й степ. (1782), Св. Апостола Андрея Первозванного (1801, бриллиантовые знаки к ордену — май 1805). Женат не был.
Отличительной чертой характера Воронцова была твердость. Это был, по выражению А.Н. Радищева, человек «душесильный», настойчивый в работе и смелый в защите своих убеждений. По свидетельству современников, В. отличался умом, познаниями, феноменальной работоспособностью, необыкновенной памятью; он выражался ясно, точно и не впадал в пустословие. Но, поступая всегда с большим достоинством, он был вместе с тем человеком пылким и страстным в своих убеждениях, нередко увлекаясь своей горячностью, заходил далее, чем следовало бы дипломату. Получив французское образование, пополнив его серьезным чтением, он до конца жизни писал по-французски гораздо лучше, чем по-русски. Человек неподатливый, тяжелый и методичный, угрюмый и сухой, В. способен был наделе к нежной родственной любви и дружбе. По словам А.А. Чарторыйского, «канцлер Воронцов, на которого часто клеветали, был способен на дружбу и доверие, хотя редко кого дарил им. Деликатность и благородство его поступков граничили почти с добродетелью, и хотя эти чувства и не покоились у него на строго определенных убеждениях, тем не менее верно то, что они вытекали из доброго и мягкого сердца. Всегда готовый всем услужить, он судил других с большой снисходительностью». Граф Л.-Ф. де Сегюр писал: «Граф Воронцов, человек способный, но предприимчивый и упрямый, держал себя строго и восставал против роскоши. Он, кажется, хотел бы, чтобы русские пили только мед и одевались бы только в платье домашнего изделия. Потемкин его ненавидел, другие министры боялись. Императрица не слишком любила его, но уважала и почти безусловно предоставила на его волю торговые дела». При Дворе его называли «медведем» и намекали на то, что он действует «для своих прибытков».

 

================================================================================================


ГРОСС Генрих Иванович


ГРОСС Генрих Иванович  

1764-1765

 

Генрих Иванович Гросс (известен также как Алексей Леонтьевич Гросс) (1713—1765) — российский дипломат, тайный советник. 

Родился в Штутгарте (Герцогство Вюртемберг) в недворянской семье. Окончил Тюбингенский университет. Его брат, Христофор Гросс, профессор нравоучительной философии, переехал в Россию и там познакомился с русскими дипломатами. Благодаря связям брата, Генрих Гросс был взят на русскую службу в качестве личного секретаря русского дипломата А. Д. Кантемира.

С 1736 по 1738 гг. Генрих Гросс был сотрудником посольства России в Великобритании, в котором работал под руководством российского посланника в Англии А. Д. Кантемира.

В 1738 году Генрих Гросс вместе с А. Д. Кантемиром был переведен на дипломатическую службу в Париж. В 1741 г. — секретарь российской миссии во Франции. В 1744 году после смерти А. Д. Кантемира — временный поверенный в делах, а в 1745—1748 гг. — чрезвычайный посланник и полномочный министр посольства России во Франции.

В 1748—1750 гг. — посланник в Пруссии.

В 1751—1758 гг. — посланник при дворе короля Речи Посполитой и в Саксонском курфюршестве.

В 1758—1761 гг. — член Коллегии иностранных дел.

В 1761—1764 гг. Генрих Гросс назначен посланником в Республику Соединённых провинций (Голландскую республику).

9 декабря 1763 г. Екатерина II подписала рескрипт о назначении Генриха Гросса полномочным министром при лондонском дворе (верительные грамоты были вручены в феврале 1764 г.). Генрих Гросс оставался на своём посту в Великобритании вплоть до своей кончины в 1765 году.



======================================================================

 

Алексей Семёнович Мусин-Пушкин

 

МУСИН – ПУШКИН Алексей Семенович  

1765-1768


Действительный тайный советник, сенатор. С 1752 состоял в чине поручика при посольстве в Вене. С 1756 - надворный советник и резидент в Гданьске, затем полномочный министр в Гамбурге с производством в советники канцелярии (1760). После смерти А.Л. Гросса в 1765 аккредитован в Лондоне с чином статского советника. В 1768 переведен в Гаагу, но в 1769 возвращен в Лондон, где оставался до 1779.
Депеши, отсылавшиеся Мусиным-Пушкиным из Лондона, были слабы в анализе политической ситуации (он даже вызвал гнев Екатерины II, не уведомив ее об объявлении Испанией войны Англии, и императрица узнала об этом из газет). Более интересны его донесения, касающиеся государственных учреждений и промышленности Англии, которые Екатерина II внимательно прочитывала (в частности, он впервые приводил статистические таблицы). Мусин-Пушкин особо ратовал за участие русских купцов во внешних торговых отношениях, находившихся всецело в руках иностранцев, предлагал учредить в Петербурге «генеральную купеческую компанию» наподобие английской. Принимал деятельное участие в покупке Екатериной II знаменитой коллекции живописи Роберта Уолпола 1-го графа Орфорда. В декабре 1778 через Мусина-Пушкина к императрице обратился внук коллекционера, Джордж Уолпол 3-й граф Орфорд, с предложением купить собрание деда. Несмотря на поднятую в парламенте кампанию с целью покупки картин в национальную собственность, через два месяца они были приобретены Екатериной II за 40 тысяч фунтов. Коллекция Уолпола обогатила собрание Эрмитажа картинами Рубенса, Ван Дейка, Иорданса, Рембрандта, работами Пуссена и других мастеров. В Лондоне Мусин-Пушкин жил в наемном посольском доме на Grosvenor Street, где радушно принимал многих русских путешественников, в том числе графиню Е.Р Дашкову. 
С 1779 по 1785 - посланник в Стокгольме.
В период 1756-1767 посвящен в Гамбурге в масонскую ложу системы «строгого послушания» под именем «Сидящего на слоне» («Eques ab Elephante»). В 1777 вошел в капитул тамплиеров. Он распространял в России систему «строгого послушания» и намеревался основать колонию тамплиеров в Саратове в среде немецких поселенцев.


=====================================================================

 


ГРОСС Федор Иванович  

1765-1766

 

Действительный статский советник. Окончил университет в Тюбингене (Королевство Вюртемберг). В 1750 поступил на службу в Государственную Коллегию иностранных дел. В том же году был прикомандирован к российской миссии в Берлине. В 1752 – 1758 служил в российской миссии при Королевстве Польском и в Курфюрстве Саксонском. В 1759 – 1760 работал в секретной экспедиции Государственной Коллегии иностранных дел. В 1761 назначен советником российской миссии в Гааге, откуда в 1764 уехал в той же должности в Англию. В 1765 – 1766 – временный поверенный в делах России в Англии. С 1767 резидент при Нижесаксонском округе, с 1779 там же – чрезвычайный посланник с местопребыванием в вольном городе Гамбурге, где находился вплоть до своей кончины. За службу награждён российским орденом Св. Владимира.

 

=====================================================================

 

Иван Григорьевич Чернышёв. Портрет работы Д.Г. Левицкого. Ок. 1790 г.

 

ЧЕРНЫШЕВ Иван Григорьевич  1768-1769


Генерал-фельдмаршал от флота (с 12.11.1796). Из старинного дворянского рода, известного с конца XV в. Младший сын генерал-аншефа графа Григория Петровича Чернышёва (1672—1745) от брака с Евдокией Ивановной Ржевской (1693—1747), брат П.Г. Чернышёва, дядя А.М. Белосельского и А.М. Белосельского-Белозерского. Родился в С.-Петербурге. Получил домашнее образование. В 1739 определен в Сухопутный Шляхетский кадетский корпус, но пробыл в нем недолго и в 1741 отправлен дворянином российского посольства в Копенгаген, куда его старший брат Петр был назначен посланником. В 1742—1745 служил при брате в посольстве в Берлине; занимался самообразованием. В 1745, по возвращении в Россию, поступил на службу подпрапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк; с 1746 прапорщик. В октябре 1749, по случаю женитьбы на двоюродной племяннице императрицы Елизаветы Петровны, из гвардейских прапорщиков был пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора. В 1750—1755 вместе с женой находился за границей. В декабре 1755 пожалован в действительные камергеры. 
В 1756 по поручению императрицы Елизаветы Петровны ездил с секретным поручением в Польшу, а затем, с разрешения императрицы, путешествовал по Европе (Вена, Париж). По возвращении в Россию с 1757 находился на придворной службе, исполнял различные поручения Елизаветы Петровны. С августа 1760 состоял обер-прокурором Сената, обязанности которого заключались главным образом в объявлении к исполнению Сенату повелений императрицы. В октябре того же года назначен главным директором только что учрежденной при Сенате комиссии о коммерции. В 1761—1762 второй полномочный министр со стороны России на Аугсбургском конгрессе.
В сентябре 1762, в день коронации Екатерины II, произведен в генерал-поручики с оставлением в звании действительного камергера. В ноябре того же года назначен членом особой духовной комиссии. В эти годы Чернышёв сблизился с графом Н.И. Паниным и другими лицами, составлявшими окружение наследника престола цесаревича (впоследствии императора) Павла Петровича, в декабре 1762 назначенного генерал-адмиралом (и по этому званию возглавлявшего Адмиралтейств-коллегию). Граф Н.И. Панин привлек Чернышёва на службу в морское ведомство, и в марте 1763 он получил назначение членом Адмиралтейств-коллегий. В том же году вошел в состав комиссии для рассмотрения вопроса о преобразовании российского флота и адмиралтейского правления, а также комиссии для обсуждения мер по улучшению российской коммерции. В мае 1764 по ходатайству Чернышёва была снаряжена полярная экспедиция, инициатором являлся М.В. Ломоносов. С 1764 докладчик при императрице по делам морского ведомства. В декабре 1764 — декабре 1790 являлся главным командиром галерного флота. Близость Чернышёва ко двору наследника престола и доверие к нему императрицы делали его, несмотря на присутствие в Адмиралтейств-коллегий вице-президента, первым лицом в морском ведомстве, причем все Высочайшие указы и повеления Адмиралтейств-коллегий объявлялись через Чернышёва. В 1767 сопровождал Екатерину II в ее путешествии по Волге от Твери до Симбирска, начальствуя над галерами, на которых совершалось плавание самой императрицы и ее блестящей свиты. 
В 1768 по поручению императрицы назначен чрезвычайным и полномочным послом в Лондоне. Согласно полученной им инструкции от 31.07.1768 (за подписью Екатерины II), Чернышев должен был содействовать реализации проектов, нацеленных на создание так называемой "Северной системы"; имел полномочия вести переговоры и подписать с Великобританией союзный договор; должен был добиваться также предоставления английским двором субсидий Швеции, чтобы ликвидировать ее финансовую зависимость от Франции. В инструкции говорилось: «Принятые нами правила по содержанию собственных наших интересов в независимости приводят нас в такое положение, что те дворы, которые привыкли господствовать над интересами других областей, наполняются против нас завистью, другие же по натуральному из того резону могут тверже полагаться на дружбу нашу и союз, тем более что империя наша таких раздробленных и разнообразных интересов как в самой Германии, так и во всей христианской Европе не имеет, каковы интересы других главных держав». В августе 1769 отозван из Лондона.
В 1769 получил звание генерала от флота и был назначен вице-президентом Адмиралтейств-коллегии (президентом коллегии номинально числился наследник престола). В 1773—1775 по состоянию здоровья находился в отпуске, проживая за границей. В декабре 1776 избран (вместе с светл. князем Г.А. Потёмкиным) почетным членом Петербургской АН. С 1777 управлял конторой Кронштадтского канала. В 1783 сопровождал Екатерину II в Фридрихсгам для встречи с королем Швеции Густавом III. В ноябре 1783 назначен сенатором с повелением заседать в 1-м Департаменте Сената, «когда он будет свободен от других дел по должности». В 1787 находился в свите императрицы во время путешествия ее в Новороссию. В 1787—1788 вновь, по состоянию здоровья, находился в заграничном отпуске. Во время русско-шведской войны 1788—1790 энергично руководил постройкой судов и снаряжением русского флота. В 1791—1796 по состоянию здоровья вновь находился в заграничном отпуске. В ноябре 1796, через 4 дня по вступлении на престол Павла I, назначен президентом Адмиралтейств-коллегии и произведен в генерал-фельдмаршалы от флота, «с тем, однако, чтобы он не был генерал-адмиралом». Удостоен всех высших российских орденов: Св. Анны 1-й степ. (1756), Св. Александра Невского (1775), Св. Владимира 1-й степ. (1782), Св. Апостола Андрея Первозванного (1775, алмазные знаки к ордену— 1790). Последние месяцы жизни провел за границей; скончался в Риме в возрасте 70 лет. Похоронен в С.-Петербурге в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры.
Один из крупнейших сановников царствования Екатерины II, Чернышёв был в числе богатейших русских вельмож. По словам Е.П. Карновича, «получив значительное родовое имение, а также и взяв богатое приданое за первою женою, граф Иван Григорьевич увеличил свое состояние и другим еще способом. Он за малую цену, т. е. не более как за 90 000 рублей, получил, благодаря покровительству графа Петра Ивановича Шувалова, медные заводы, на которых было уже готовой меди с лишком на 100 000 рублей. Пользуясь этими заводами в течение нескольких лет в свою прибыль, он потом продал их, совершенно уже разоренные, обратно казне, взяв с нее за них 700 000 рублей. Он был настолько богат впоследствии, что давал Адмиралтейств-коллегии по 75 000 рублей в долг, не требуя возврата этих денег». «Граф Иван Григорьевич Чернышёв,— писал Д.Н. Бантыш-Катенский,— с умом образованным соединял любезность и, вместе, некоторое непостоянство в характере; в Советах был нерешителен, слишком осторожен; но в продолжительное пребывание свое вне Отечества остался русским во всем пространстве этого слова; отличался хлебосольством; имел прекрасный стол, лучшие вина, которые привозили ему капитаны кораблей». По словам современника князя М.М. Щербатова, «граф Иван Григорьевич Чернышёв, человек не столь разумный, коль быстрый, увертливый и поворотный и, словом, вмещающий в себе все нужные качества придворного, многие примеры во всяком роде сластолюбия подал. К несчастию России, он немалое время путешествовал в чужие края, видел все, что сластолюбие и роскошь при других европейских дворах наиприятнейшего имеют, он все сие перенял, все сие привез в Россию и всем сим отечество свое снабдить тщился Одеяния его были особливого вкуса и богатства и их столь много, что он единожды вдруг двенадцать кафтанов выписал; стол его со вкусом и из дорогих вещей соделанный, обще вкус, обоняние и вид привлекал; экипажи его блистали златом и самая ливрея его пажей была шитая серебром; вина у него были на столе наилучшие и наидражайшие. И подлинно, он сим некоторое преимущество получал, яко человек, имеющий вкус, особливо всегда был уважаем у двора».
Женат дважды: 1) на Елизавете Осиповне Ефимовской (1734—1755), дочери О.М. Ефимовского (двоюродного брата Елизаветы Петровны); 2) на Анне Александровне Исленьевой (1740— 1794), дочери А.В. Исленьева. От второго брака имел сына и четырех дочерей: графа Григория Ивановича (1762—1831), действительного тайного советника, обер-шенка Высочайшего Двора; графиню Екатерину Ивановну, замужем за сенатором, действительным тайным советником Ф.Ф. Вадковским; графиню Анну Ивановну (ум. 1817), замужем за камергером, тайным советником А. А. Плещеевым; графиню Евдокию Ивановну; графиню Марию Ивановну. Кроме того, Чернышёв имел побочного сына Муловского, убитого в 1789 в морском сражении при Готланде (во время русско-шведской войны 1788—1790).


===============================================================

 

ИВАН МАТВЕЕВИЧ СИМОЛИН

 

СИМОЛИН Иван Матвеевич  

1779-1784


Барон, тайный советник. По поводу его происхождения у историков единого мнения нет: одни считают, что он был сыном шведского пастора в Або Иоанна Симолина (ум. 1753), другие полагают, что был выходцем из немецкой дворянской семьи, переселившейся в Швецию еще в XII в. Брат К.М. Симолина. В 1743 поступил на службу в Коллегию иностранных дел, а в следующем году, в должности юнкера, отправлен для исправления должности секретаря посольства в Копенгаген, где русским министром-резидентом был тогда камергер И.А. Корф. В 1745 Симолин сопровождал барона Корфа в Киль для объявления о совершеннолетии вел. князя Петра Федоровича, как герцога Голштинского, и для приведения к присяге ему тамошних чиновников, и оставался в должности секретаря при Копенгагенском посольстве и при посланниках А.М. Пушкине и Н.И. Панине до 1757, когда на ту же должность переведен был в посольство в Вене. В 1758-1773 — резидент при германском имперском сейме в Регенсбурге. В 1761 отправлен секретарем посольства в Аугсбург для участия в конгрессе, который однако не состоялся, вследствие чего в 1762 возвратился в Регенсбург снова на должность министра-резидента. В 1773, в период пребывания на посту посланника в Дании (1772—74), Симолин способствовал разрешению русско-датского конфликта по голштинскому вопросу и подписанию соответствующего соглашения. В 1774—1779 в чине статского советника посланник в Швеции.
В 1779—1784 Симолин занимал пост посланника в Лондоне. В это время Англия вела войну с восставшими американскими колониями, Францией и Испанией. Симолину было предписано в ходе начавшихся по инициативе английского правительства переговоров о возобновлении англо-русского союза «держаться неопределительных генеральностей», не нарушая общего тона дружественных англо-русских отношений. Эта задача была осложнена декларацией вооруженного нейтралитета, провозглашенного Екатериной II 28.02.1780; еще до этого во исполнение данных ему инструкций Симолин добился от английского правительства указания королевскому флоту и всем «партикулярным арматорам» не препятствовать «навигации и торговле российских подданных как на российских, так и на нейтральных судах» и возмещения ущерба, причиненного русскому торговому судоходству. Симолин энергично поддерживал также протесты Дании, Швеции, Австрии и Пруссии против нарушения англичанами их морской торговли. За усердную службу при Великобританском дворе Симолин получил чин тайного советника и орден св. Александра Невского.
14.03.1784 Симолин был назначен послом во Францию и награжден орденом св. Владимира 2-й степени. Здесь он вел переговоры, завершившиеся подписанием русско-французского договора 1787 о торговле и мореплавании. Однако переговоры о четверном союзе России, Австрии, Франции и Испании, который русская дипломатия хотела противопоставить тройственному союзу Англии, Пруссии и Голландии, оказались безрезультатными. Уже в 1787 Симолин в своих донесениях отмечал рост внутренних волнений во Франции. Однако до лета 1791, пока у власти находилась крупная буржуазия, Симолин поддерживал связь с французским министерством иностранных дел. Дальнейшее развитие революции окончательно разрушило надежды Симолина на дипломатический контакт с Францией, он был вынужден ограничиться ролью наблюдателя. Донесения Симолина служили для Екатерины II основным источником информации о внутреннем положении Франции и о ходе революции. 7.02.1792 Симолин был отозван из Парижа. Накануне отъезда он имел тайную встречу с Людовиком XVI и Марией-Антуанеттой, которые заявили ему, что единственная их надежда — помощь иностранных монархов. На пути в Петербург Симолин остановился в Вене, где передал императору Леопольду II и канцлеру В. А. Кауницу письма Марии-Антуанетты. В последующие годы Симолин в качестве русского дипломатического агента находился при войсках антифранцузской коалиции. Екатерина II повелела ему состоять в ведомстве Иностранной Коллегии и вместе с тем быть президентом Юстиц-коллегии лифляндских, эстляндских и финляндских дел. 
Скончался в Вене, до самой смерти сохранив за собой пост полномочного министра во Франции (в 1798 он был назначен послом в Испанию, но к месту службы не выезжал).

Свернуть